Воспоминания сослуживцев о пройденном боевом пути

9 февраля 2012 г. Samara-school24 Просмотров: 2057 RSS Обсудить
   В «День Победы» - Великий день, хочешь ты или не хочешь, память возвращает тебя в годы войны, в далекое прошлое. 1945 год, февраль…, после окончания 4-го Военно-морского минно-торпедного авиационного училища Военно-воздушных сил Черноморского флота мы (5 экипажей) были направлены в ВВС Тихоокеанского флота - 52-й авиационный дальнебомбардировочный полк, которым командовал Буркин Михаил Иванович. В памяти сохранилась первая встреча с ним: за столом сидел полковник, легкая седина на висках, шрам, след ранения на верхней губе, твердый взгляд серых глаз. Грудь его украшали ордена «Александра Невского», «Александра Суворова», «Ленина», «Красного знамени», «Красной звезды».Он поинтересовался, чему научили нас в училище. Улыбнулся одобрительно, когда узнал, что экипажи владеют методикой торпедометания. Сказал, что летный состав полка состоит из классных, опытных летчиков-бомбардировщиков, а торпедные стрельбы им предстоит еще освоить. 
            
              
   Для нас в полку началась обычная работа: полеты на бомбо и торпедометание, стрельбы по наземным целям. Отпраздновали «День Победы» над Германией, но… и в этот Великий день несколько самолетов полка уже находились в состоянии повышенной боевой готовности. Где-то далеко США воевали с Японией… 8 августа 1945 года, вечером, во время просмотра фильма раздался сигнал боевой тревоги и команда: «По самолетам!». Подвесили бомбы, торпеды! Ждем… Экипажи, летавшие в «темную» (безлунную) ночь, собрали в штабе полка. Вернулись пилоты, штурманы, стрелки-радисты, воздушные стрелки озабоченными, вели себя таинственно, о чем-то переговариваясь между собой. Мы понимали, что-то должно произойти. В час ночи 9 августа 1945 г. Бомбардировщики стали взлетать с интервалом в 3 минуты и уходить в ночное небо в сторону Японского моря. На рассвете они возвратились на аэродром, и только тогда мы узнали - полк двадцатью самолетами нанес бомбовый удар по опорной базе японцев в Корее - порту Расин. Первый самолет сбросил светящиеся и зажигательные бомбы, последующие - фугасные. Зарево, начавшихся в порту и городе пожаров, было видно за сотню километров. Так началась для нас война с Японией. Через 30 лет как-то я спросил Михаила Ивановича: «Вы были первым, сбросившим осветительные и зажигательные бомбы на Расин?» Он ответил: «Нет, первым был мой заместитель по летной подготовке майор И. Карпенко. А произошло вот что!
   
   Готовлюсь к вылету, и вдруг входит Карпенко, на глазах слезы: «Михаил Иванович, уступи, дай возглавить полк. Ты уже навоевался, а я все годы войны с Германией просидел на аэродромах Приморья!» По существующим правилам, если командир полка был в полете, заместитель должен оставаться на земле, заместитель в воздухе - командир на аэродроме. Майора И. Карпенко можно было понять - прекрасный летчик, волевой человек, и я уступил ему. А во вторую ночь войны полк на порт Юкки водил я». 
Утро, 9 августа 1945 года первый день новой войны… Мы в паре (два самолета) вылетели на «свободную охоту» в Японское море. Так назывался боевой вылет с самостоятельным выбором морской цели. Взяли курс к берегам Кореи. Вскоре на горизонте увидели корабль. Пошли на сближение. Перешли на бреющий полет. По курсу самолетов появились всплески взрывов - били скорострельные пушки. Пилоты (Л. Авилов и П. Капица) начали противозенитный маневр. Приближался самый ответственный момент торпедной атаки - пуск торпед. В это время самолет должен прекратить маневр и лечь на боевой курс, т.е. идти строго на корабль, выдерживая высоту 25-30 метров над морем. Расчет ведется на то, что торпеда, продолжив курс самолета, ударив примерно в середину корабля. Легли на боевой курс, корабль ведет мощный зенитно-артиллерийский огонь. Ощущение не из приятных… Крутой разворот вправо с набором высоты, скорость резко падает. Мелькнула мысль: «Сейчас влепят снаряд в «брюхо» самолета». Корабль почти под нами. 
           
         
   Отчетливо видны фигурки людей на палубе и вспышки пушечных выстрелов. Стрелки-радисты Н. Глухов и И. Морозов бьют из крупнокалиберных пулеметов по палубе… Кажется пронесло. Набрали небольшую высоту. Отчетливо видим следы двух торпед, сближающихся с кораблём. Ждем взрыва, но взрыва нет. Что случилось? Вернулись на аэродром, встречает Михаил Иванович, спрашивает: «Ну, что «промазали»? - Товарищ полковник одна из торпед прошла под кораблём! Почему не было взрыва? …посмотрел Михаил Иванович на нас и сказал: «Выше головы! На вашу жизнь чужих кораблей хватит!» а жизнь порой измерялась одним боевым вылетом. Позднее разведка установила, что мы атаковали японское судно «ловушку», специально предназначенную для привлечения самолетов-торпедоносцев. Потопили «ловушку» штурмовики ИЛ-2. А наши торпеды прошли под днищем корабля, так как были рассчитаны на глубину в 0,5 метра. Она сбила два наших самолета.
   После мы наносили бомбовые удары по железнодорожным станциям, мостам, кораблям. Полк стал гвардейским, а Михаил Иванович был удостоен звания Героя Советского Союза. Вскоре он стал командиром дивизии, а затем, окончив академию, был заместителем командующего ВВС Балтийского флота. Выйдя в отставку, поселился в Самаре. Прошло 45 лет. В 1990 г. генерал-майор М. Буркин, бывший штурман самолета Г. Кузнецов и бывший стрелок-радист Н. Глухов были приглашены командованием ВВС Тихоокеанского флота на празднование «Дня Победы» над Японией. Мы посетили аэродромы, с которых когда-то уходили в небо. Нас тепло встречали люди мужественной профессии морские летчики - молодые, сильные, красивые. С грустью подумалось, неужели и мы были когда-то такими? М. Буркину тогда было 35, мне и Н. Глухову - по 18 лет. Побывали мы и на нашем аэродроме. Взлетная полоса, капониры заросли кустарником, ангары разрушились… А ведь когда-то здесь гудели моторы… Вспомнились лица друзей: пилотов, штурманов, стрелков-радистов, техников - юных 18-25 летних парней, одетых в форму морских летчиков. Сейчас осталось их немного, они постарели, не всегда здоровы, было грустно… но сердце наполнилось гордостью за них - живых и мертвых - солдат той далекой войны.
   Во Владивостоке на гранитной стреле среди названий кораблей, частей и соединений, отличившихся в войне, выбиты золотом слова - «52-й ГВАРДЕЙСКИЙ АВИАЦИОННЫЙ ПОЛК». Вокруг были люди, и только мы знали, почему у генерала, стоявшего перед стрелой, увлажнились глаза.
   Это наш полк… Это Ваш полк, Михаил Иванович!
Рейтинг публикации:

Текущая оценка Общий бал: 5 Проголосовало Проголосовало: 1

help_share

Данная публикация была вам полезна?

Помоги автору сайта, расскажи друзьям...

Оставьте комментарий!

grin LOL cheese smile wink smirk rolleyes confused surprised big surprise tongue laugh tongue rolleye tongue wink raspberry blank stare long face ohh grrr gulp oh oh downer red face sick shut eye hmmm mad angry zipper kiss shock cool smile cool smirk cool grin cool hmm cool mad cool cheese vampire snake excaim question

Используйте нормальные имена. Ваш комментарий будет опубликован после проверки.

Вы можете войти под своим логином или зарегистрироваться на сайте.

Авторизация Войти через loginza

(обязательно)

Авторский блог Сергея Лысенко Контакты с внеземными цивилизациями